Документальная книга Реноса Лисиотиса о британской оккупации – читать отрывки

Дневник Д.П. 743» – это документальная книга, которая должна выйти в Никосии через несколько дней. D.P. 743 – это заключенный Ренос Лисиотис.
25-летний юноша, тогда еще адвокат, записывал в дневнике то, что он пережил в качестве заключенного в центрах содержания под стражей, созданных британцами в период 1955-1959 годов.

Молодому человеку пришла в голову идея выносить из центра заключения страницы за страницами через свою мать то, что он записывал. Она, в свою очередь, передала их тогдашнему консулу Греции Роди Канакарису-Руфосу, который хранил их до сегодняшнего дня, когда они были собраны и опубликованы в виде книги.

Ренос Лисиотис был первым главой PEKA (Политического комитета кипрской борьбы) в возрасте 25 лет, который до своего ареста вызвался защищать многих греков-киприотов. Из тюрьмы он вел прямую переписку с лидером ЭОКА Георгиосом Гривасом-Дигенисом.

В «Моем дневнике» Ренос Лисиотис отмечает: «Я считаю, что в нем отражена не только моя жизнь в центрах заключения Пила, Коккинотримития и Пиройо, но и жизнь всех тех, кто был заключен в эти центры…».

В своем дневнике Лисиотис описывает нечеловеческие условия содержания, а также важность вклада, как практического, так и психологического, кипрского эллинизма в борьбу за освобождение. В книгу включены неопубликованные фотографии и документы того периода, в том числе письма Дигениса.

Афинское агентство новостей с разрешения автора публикует выдержки из книги.

5 НОЯБРЯ 1956 ГОДА

«Пойдемте», – сказал крестьянин-англичанин.
«Куда вы его ведете?» – с тревогой спросила мать.
Англазос оттолкнул ее в сторону. Он не привык отвечать.
«Куда вы его везете…?»
«Скажите леди», – мрачно посоветовал Шоу.
Англазос наклонился к ней и что-то прошептал. Я не расслышал.
Провожатый спустился по лестнице. Мать последовала за ними. На пороге она обняла меня. Я ждала, что сейчас потекут слезы. Но нет. В этот момент это была не моя мать. Это была гречанка. Она поцеловала меня в лоб и просто прошептала:
«Стату, все хорошо до конца».
Полицейская машина тронулась с места.
«Куда мы едем?» – спросил я.
«Во дворец Оморфита», – усмехнулся англичанин.

КРОТ В КАМЕРЕ

В моей камере было еще два «гостя». Они представились мне. Они оба были из Лимассола. Одного звали Дафнис. Другой носил незаконное имя «Цукас».
«Почему они тебя поймали?» – спросил меня второй.
Дафнис подмигнул мне. Я понял. Этот молодой человек был крысой.
«Не знаю», – сказал я.

ШУТОЧНАЯ КАЗНЬ

Он заставил меня открыть рот и засунул в него ствол своего пистолета. Я почувствовал, как холодное железо щекочет мой язык.
«Раз… два… три…», – снова отсчитал он.
Снова раздался щелчок.
«Мы не будем убивать тебя так быстро», – сказал он с чертами лисы. «Мы немного поиграем. Пока ты слышишь «щелчок», не бойся, все будет хорошо. Когда не услышишь – умрешь…»

АРМИЯ ВТОРГАЕТСЯ

Вскоре в лагерь врывается армия, вооруженная с ног до головы. Каски, дубинки, слезоточивый газ, револьверы, автоматическое оружие. Солдаты входят в лагерь G, чтобы навести порядок… Они избивают дубинками заключенных. G отвечает. Кулаками и камнями. Другие компаунды поддерживают братьев Джи всем, чем могут: камнями, бутылками. Бой становится все более массовым. Солдаты стреляют сначала в воздух, а потом, не задумываясь, без разбора, куда попало.

РЕБЕНОК В ОГНЕ

Среди массы детей выделяется мальчик лет 12-13. Он выходит вперед, скромно глядя в глаза, и начинает петь. Он говорит о патриотах, которые сражались, о черной змее измены, о победе и свободе… Его лицо сияет, выступая против нашей борьбы. Глаза затуманились от слез, перед вспышкой невинного ребенка. Я наклоняюсь и спрашиваю его имя. Это Кириакос Майкл, шестой класс начальной школы. Я сжимаю его в объятиях.